Стихи Николая Зиновьева о женщине

Стихи Николая Зиновьева о женщине

Россия! Матушка! Держава!
Прошу ответь, не хмурь бровей:
Зачем ты столько нарожала
Неблагодарных сыновей?

Всегда в народе есть народец,
Который, правду говорю,
Исподтишка плюет в колодец
И ненавидит мать свою.

Но всё итожит воля Божья:
Как ни была бы тьма густа,
Мы все сойдёмся у подножья
Животворящего Креста.

…А Бог молчит. За тяжкий грех,
За то, что в боге усомнились,
Он наказал любовью всех,
Чтоб в муках верить научились

Я в нашей комнатке прохладной,
Проснувшись рано поутру,
Ступал на солнечные пятна
На голом крашеном полу.

Она спала, нагие груди
Укрыв распущенной косой,
А я, счастливый и босой,
В постель ей нёс пирог на блюде,

Спешил на кухню ставить чайник…
Всё это вижу, как в кино.
Увы, мы встретились случайно.
Увы, расстались мы давно.
… показать весь текст …

Вспомнится давнее-давнее:
Дворик с травою густой,
С яркими синими ставнями
Домик саманный, простой.
Еду к отцу моей маменьки
На молоко и на мёд.
Кто хоть когда-нибудь маленьким
Был, меня — знаю — поймёт…
Больше и вспомнить мне не о чем,
Не во что ткнуться душой.
Дальше пошли одни мелочи
Жизни по сроку большой.

Утро. Небо. Лето. Солнце.
Ветра нету. Тишина.
В ряске черное оконце —
След гуляки-сазана.

Стрекоза то ввысь взовьется,
То присядет на плечо.
В камышах нырок смеется…
Ну, чего тебе еще?

Минуты свободные редки…
А надо минут пятьдесят
Идти до кургана, где предки
Сухою травой шелестят,
Где сойка птенцов своих кормит,
Где крест, так похожий на «плюс»,
Опять ненароком напомнит,
Куда я всю жизнь тороплюсь.

Нам опять угрожают, о Боже.
Это уж не на что не похоже.
Да поймите вы все в этом мире:
У нас даже картошка в мундире.

Нечего надеть — что ни говори —
Не нравятся платья.
Буду одевать с ног до головы
Я тебя в объятья.

Выйдешь из воды в трепете травы —
Давно это было.
С ног до головы, с ног до головы
Ты меня забыла.

Все обнажено: речка и закат,
Серебра теченье.
Ты теперь одета с головы до пят
В платье из забвенья.
… показать весь текст …

ВРЕМЯ СТИХОВ

.
Сейчас не время стихов.
Повсюду добра усталость,
и в королевстве слов
душа отрифмовалась.

«Сейчас не время стихов».
Но как же нам жить без лада,
когда период грехов
стал временем полураспада?

«Сейчас не время стихов…»
Да что вы! Перекреститесь!
За них умереть готов
… показать весь текст …

Не понимаю, что творится.
Во имя благостных идей
Ложь торжествует, блуд ярится…
Махнуть рукой, как говорится?
Но как же мне потом креститься
Рукой, махнувшей на людей…

Снова эти кроны, кроны…
Снова этот лунный серп.
Что я видел в жизни, кроме
Этих ив и этих верб.

Но как вспомню, сколько крови
Льется в мире нашем, о!
Слава Богу, что я кроме
Верб, не видел ничего.

Юности

Ничего о себе не оставила,
Говорю я тебе не в укор.
Сердце дрогнуть, прощаясь, заставила,
И тоскует оно до сих пор.
Жизнь с годами щедрее на грубости.
Как дела? Говорю: ни-че-го.
И, шалея от собственной глупости,
Возвращения жду твоего.

«Идёт охота на волков…»
В.Высоцкий

Была охота на волков,
Её воспел поэт-певец,
Но век наставший не таков:
Идёт охота на овец.

А у какой овцы есть льгота?
Овца она и есть овца.
Идёт глобальная охота
На истребленье. До конца.

Чтоб не возникли кривотолки,
… показать весь текст …

Женщина.
То нужна, а то вдруг не нужна,
То гоню, то зову её робко.
То принцесса, царица, княжна!
То рабыня, холопка.
То волнует, а нужен покой,
То… А впрочем, скажу по секрету
Очень плохо, когда её нету.
Когда нету её.
Никакой.

На смутный свет вдали
Идем, но видит Бог,
Шестая часть земли
Уходит из-под ног.

Ушла уж из-под ног,
Но мы еще бредем.
И знает только Бог,
Куда мы упадем…

И понял я на склоне дня,
Когда закат тёк речкой алой:
« Не я свой крест, а он меня
Несёт по жизни небывалой».

Ничего придумывать не надо,
Всё уже придумано давно…
Запахи цветения из сада
Льются в моё узкое окно.

Ничего придумывать не надо…
Бьётся сердце, силясь отгадать:
То ли это запахи из сада,
То ли это Божья благодать?

Меня учили: «Люди — братья,
И ты им верь всегда, везде.»
Я вскинул руки для объятья
И оказался на кресте.

Но я с тех пор об этом « чуде»
Стараюсь все-таки забыть.
Ведь как ни злы, ни лживы люди,
Мне больше некого любить.

Афганский ветер.

Не в сорок первом под Калугой,
где холм высок,
В восьмидесятом под Кабулом-
лицом в песок.
Не плачьте мама, сын ваш Коля,
как все сыны,
был застрахован лишь от боли
былой войны.

Воронка… И еще воронка…
Сквозь лет разлом.
Зачем стучишься, похоронка,
в панельный дом?
… показать весь текст …

. натертой шее и тесному ошейнику – посвящается. ))

С утра на привязи надёжной
Козёл пасётся на лугу.
Травы достаточно в кругу,
И сыт козёл, как только можно.
Но бородатому злодею
Неймётся всё. И потому
Верёвка шёлковая в шею
Как нож, врезается ему.
От боли глаз ползёт под веко,
И в горле горечи рассол,
И в сердце злоба… О козёл!
Как ты похож на человека!

Читайте также:
Стихи любимой внученьки

Стихи Николая Зиновьева о женщине

«НЕ ДОГОРАЙ, МОЯ ЛУЧИНА!»
Отклик на книгу стихов Николая Зиновьева «Дождаться воскресения», Ростов-на-Дону, 2013

«Не догорай, моя лучина!» – поэт Николай Зиновьев молит Бога об этом день и ночь: «Хожу, как будто в темноте,//И Муза мне моя не внемлет.//Остались чувства только те,//Которых слово не объемлет».

Николай Александрович Зиновьев – поэт, наш современник, член Союза писателей России, член правления Союза писателей России, лауреат многих литературных премий, автор более двадцати поэтических сборников.

Николай Зиновьев родился на Кубани в станице Кореновской (ныне город Кореновск). Учился в ПТУ, станкостроительном техникуме и на филфаке Кубанского государственного университета.

В художественно-литературном издании Николая Зиновьева «Дождаться воскресения» раскрывается глубина русской души поэта. Даже если речь идёт о мраке жизни – в чистых мыслях ясные добрые чувства:

Ночи тьма сменилась светом,
На глазах сменилась власть.
Но заметьте, что при этом
Кровь ничья не пролилась.

Только песни птичьи льются
И в саду, и на лугу.
Я – поэт – из революций
Только эту чтить могу.

В произведениях автора брезжит свет надежды и неутолимое желание помочь: «А в моей душе для шалости//Нет ни желания, ни сил.//Она вся соткана из жалости//Ко всем, кто бед земных вкусил…». И это желание берёт своё начало в детстве, воспоминания которого преследуют автора как видение («Мистика»): «Всем счастья и здоровья!//В степи встаёт рассвет.//Гоню пасти коров я,//И мне двенадцать лет…».

Родители поэта: мать, Лидия Александровна Зиновьева – бывшая учительница начальных классов, отец – Александр Дмитриевич – был рабочим. Когда в душе есть искреннее чувство благодарности своим близким, возникает ощущение помощи с небес, возникает понимание тайны чуда:

Когда от боли никуда не деться,
Я вспоминаю своё детство,
Отца живого, его маму –
Родную бабушку мою.
И боль уходит мал-помалу.
Они давно уже в раю
И помогают мне оттуда.
Непостижима тайна чуда,
Не понаслышке говорю.

Видения из детства посещают поэта, и боль безжалостно пронзает его сердце, незатихающая боль потери отца («Видение»):

Вот старый пруд с рекой в соседстве,
Пищит кулик среди куги.
А по воде бегут круги
От камня, брошенного в детстве.

Слеза скользит по подбородку,
И вижу я – О, Боже мой! –
Под старой ивой нашу лодку,
И в ней стоит отец… живой.

Родители для Николая Зиновьева – это святое, и чувство сыновьей любви переполняет строки в стихотворении «Матери»:

Среди судьбы крутых излучин,
Блужданий духа и ума,
Я не скажу, что я измучен,
Но так устал я, слышишь, ма?
« Конечно, слышу», – отвечает,
С вязаньем сидя на скамье.
Она души во мне не чает.
Одна. Одна на всей Земле.

На сложный вопрос, что же такое счастье, поэт даёт простой ответ («На родине»): «Пресловутого ждёшь счастья,//А оно в том, что ты жив,//И глядишь небеспричастно//На родные кроны ив…». Автор ощущает помощь и от ангела-хранителя: «Когда бессонными ночами//Пишу о том, как жизнь мудра,//Стоит мой ангел за плечами//И терпеливо ждёт утра…».

У Николая Зиновьева – самобытный голос. Это свидетельство недюжинного таланта. Уникального. Необыкновенного. Он твёрдой поступью идёт по земле: «…Я шагаю полем Диким –//Ничего себе пустырь!//Быть народу не великим//Не позволит эта ширь». Поэт в единении с русской природой: «Вот и осень собственной персоной//Серебром явилась на траве…» или «В осеннем парке»: «Золотой, багряный, рдяный//Парк сегодня. Скоро снег…».

Ощущая себя неотъемлемой частицей природы, его душа не соглашается с тем, что мир стал другим («На Родине»):

Висит вязанка чеснока
На старом дедовском гвозде.
Безмерной жизни – на века –
Запаса больше нет нигде.

Он только здесь, в родном краю,
Где я хоть что-то, может, значу,
Но я об этом не пою,
А, как ни странно, – плачу…

И поэт ищет успокоения: «Луна на ущербе и жизнь на ущербе.//Пойду расскажу свои беды все вербе.//Своими ветвями обнимет мне плечи,//Глядишь, и немножечко станет полегче.//Обоим: и вербе дуплистой, и мне…//А может, и даже ущербной луне».

Тёплым воспоминанием в душе автора осталась чистота юношеских отношений («Из былого»):

Мы с ней в тени акаций
Пьём тёплое вино.
Нам надо целоваться
И мы идём в кино.

И ветра дуновенье,
И наш поход в кино,
И каждое мгновенье
Навек освящено.

Стихи Николая Зиновьева о любви – отличаются нежностью, бережным отношением к женщине («Ещё раз про любовь»):

Халат накинула ты мой,
Тебя слегка знобило.
А то, что мне казалось тьмой,
Слепящим светом было.
На чашку кофе тень легла,
Дымилась сигарета.
А в синем сумраке угла
Дремала страсть, струилась Лета…

«Ещё раз о себе»: «Давно пишу стихи уже,//Навек прикован к лире.// И не душа темна – душе//Темно в подлунном мире», – каждый новый день волнует поэта непредсказуемостью, стихотворение «Новый день»: «Выйдешь на рассвете на крыльцо,//Небо в облаках, как в образах,//И увидишь Родины лицо//Милое до слёз и всё в слезах». Душа не соглашается с тем, что в мире всё «так»:

В зарослях орешника,
Там, где ветер спит,
На ладони грешника
Бабочка сидит.

Крылышки расправила,
Всё ей в мире так.
Что меня заставило
Резко сжать кулак?

И душа поэта ищет путь к свету («Я весной пишу об осени…»): «Чтобы с радостью исконною//Жить, а не существовать, //Обнести что ль дом иконою?//Да поможет Божья Мать».

Читайте также:
Стихи поздравления с днем рождения Ярославе

Я не обман и не подделка.
Да, пусть не знамя я,
Пусть древко.
Но можно каждому понять:
Без древка знамя не поднять.

Николай Александрович глубоко верующий человек. О православии он говорит, что до революции Россия была безграмотна, но она была образована. То есть каждый человек вплоть до безграмотного крестьянина, имел образ. Образ Божий. То есть – образование – это не сумма знаний. Это стержень.

Поэт не сдерживает недоумения, и сердечная боль выливается в строчки: «Сотворил Господь мир Словом,//Под Его и жить покровом.//Но разрушили мы сами//Мир пустыми словесами».

В одном из интервью на вопрос о душе Николай Александрович поведал о том, что учёные каким-то образом высчитали: средняя человеческая жизнь – 70 лет – в сравнении с вечностью длится всего лишь 0,2 секунды. И автор считает, что задача поэзии – хотя бы задуматься, зачем мы здесь. У верующих людей есть одно дело – спасение души. Спасая свою душу, ты спасаешь и окружающих тебя. Это не дословное цитирование из Библии. На твоём примере люди видят, как надо жить. Поэт находит утешения в церкви, в молитве («На воскресной службе»):

Дыханье чьё-то на плече,
Сегодня полон храм.
И воск стекает по свече,
Как слёзы по щекам.
С икон Спасителя глаза
Глядят в меня, как наяву.
В неделе эти два часа
Я, может, только и живу.

Быть поэтом признаётся Николай Зиновьев – это очень тяжёлый труд. Когда пишешь, и видишь, и чувствуешь, и снятся тебе стихи со всеми подробностями, даже паранормальными – это очень тяжело. Поэт за словом лезет в душу, но не в чью-то, а в свою:

Стихи должны быть с тайным смыслом,
Чтоб строчка каждая в них жгла.
И чтобы баба с коромыслом
К колодцу с песней тихо шла.
И чтоб в них не было печали,
И чтоб печалили до слёз,
И чтоб стояли за плечами
И смерть сама, и сам Христос,
Чтоб в них и плакалось и пелось,
И чтоб шумела в них листва,
И чтоб была в них неумелость –
Та, что превыше мастерства.

Каждое произведение поэта озарено Божьим светом. В строчках автора случайного нет ничего – в них вера в русский народ («Ген Победы»): «И всё ж, несмотря на все беды//И множество грустного,//Таится в крови ген Победы//У каждого русского…» – Николай Зиновьев верит, что таившийся в нас ген Победы опять загорится в сердцах. Поэта не покидает вера в русский народ.

Ты меня безрассудным не числи
И безумие мне не пророчь,
Если поиск спасительной мысли
Занимает и день мой, и ночь.
… Ночь глядит сквозь квадратики
стёкол.
Полетав со звезды на звезду,
Мысль, как на руку ловчего сокол,
Возвращается снова к Христу.

Вера в Бога даёт свободу. Свобода духа. Свобода духа нужна человеку. Внутренняя свобода. Дисциплинирующая свобода. Поэт верит в то, что его взгляд всё же встретит ответный свет любви живой:

Пишу стихи свои я, чтоб
Стал русофилом русофоб.
Я знаю, это очень сложно,
Но если в принципе возможно,
Готов писать я день и ночь
С тем, чтоб стране своей помочь.
Готов собою пренебречь,
Чтоб только Родину сберечь.
Об этом, собственно, и речь.

Строчки стихотворения «Обращение к Богу» меняют обычное понимание. Отчего у автора возникает чувство радости в себе:

Мир занят блудом и собой
И на Тебя взирает косо.
Но Ты, пожалуйста, не бойся.
Не бойся, я всегда с Тобой.
Сказал я это в тишине,
И мысль по свету полетела:
«Господь нуждается во мне,
Не только я в Нём».
Вот в чём дело!
Вот отчего душа запела.

Жизнь подарена человеку – и радость от этого, и бесконечная боль («Православие»): «На планете меж людьми//Богом данной нет любви,// Всю безбожием скосили,//Нет её под облаками…//Разве только что в России,// Да и то лишь островками…». И пусть Богом данная любовь – лишь островками. Надежда на воскресение в России – есть. Будущее России станет таким, каким сможем сделать его мы сами. И поэт оставляет «Завет сыну»:

Пусть твой путь пройдёт по рытвинам,
Это, сын мой, ничего.
Бойся только одного:
Трещин на щите молитвенном.
В жизни страшные есть вещи –
Сам поймёшь с теченьем лет.
Но страшнее и зловещей
Этих трещин в жизни нет.

На одной из творческих встреч в Краснодаре мне посчастливилось познакомиться с Николаем Александровичем Зиновьевым. Кроме стихов, которые оставили глубокое неизгладимое впечатление, поэт запомнился мне своей светлой улыбкой.

Лучина Николая Зиновьева горит ярким светом. Погружение в его стихи преображает нас, читателей, вселяет надежду на то, что и наши лучины будут гореть и гореть.

Н.А.Зиновьев. Стихи

Николай Александрович Зиновьев, поэт из Краснодарского края, родился в 1960 году в станице Кореновской. Учился в ПТУ, станкостроительном техникуме, в университете. Работал грузчиком, бетонщиком, сварщиком. В 1987 году вышла его первая книга стихов. На сегодняшний день у Николая вышло шесть книг. В 2005 году ему была присуждена Большая литературная премия России, а в 2010 году он стал лауреатом Всероссийской православной литературной премии им. Александра Невского. Стихи краснодарского поэта часто печатаются в журналах, они быстро расходятся по стране без всякой рекламы по радио или телевидению. Валентин Григорьевич Распутин сказал о поэте: «В стихах Николая Зиновьева говорит сама Россия».

Читайте также:
Стихи девушке о ее красоте

В степи, покрытой пылью бренной,
Сидел и плакал человек.
А мимо шёл Творец Вселенной.
Остановившись, Он изрек:
«Я друг униженных и бедных,
Я всех убогих берегу,
Я знаю много слов заветных.
Я есмь твой Бог. Я всё могу.
Меня печалит вид твой грустный,
Какой нуждою ты тесним?»
И человек сказал: «Я – русский»,
И Бог заплакал вместе с ним.

* * *
Моей души пейзаж невзрачен,
Коль он бывает у души:
Река с водою непрозрачной,
Поломанные камыши.

На берегу гнилая лодка,
Кострища чёрный, грязный след,
Но надо всем какой-то кроткий,
Необъяснимо тёплый свет.

От мира — прогнившего склепа, —
От злобы, насилья и лжи
Россия уходит на небо,
Попробуй её удержи.

* * *
Я проснулся paно утром
Ни луны, ни солнца нет.
За стеклом оконца мутным —
Непонятный белый свет.
Ах, да это ж он, летучий!
Так лети ж и радуй всех,
Мой пушистый, мой колючий
Сорок третий первый снег.

* * *
Солнце встало. Как и надо,
Голубеют небеса.
Похмелённая бригада
С «матом» лезет на леса.
А прораб, слюнявя чёлку,
Плотью чуя блудный гон,
Голоногую девчонку
Тащит в вахтовый вагон.
Истопник глядит и злится,
И от зависти томится, —
Тлеет «прима» на губе,
А в котле смола курится.
Глянь, Господь, что тут творится.
Это строят храм Тебе.

Ни от тюрьмы, ни от сумы,
Ни от пустого верхоглядства,
Ни от вина, ни от кумы.
Я зарекаюсь от богатства.

* * *
“В Россию можно только верить. “
Ф.И. Тютчев

Не день, не месяц и не год,
Всегда в Россию верить нужно.
А что касается невзгод,
Они уйдут, как псы, послушно.
Они сбегут в одном исподнем,
Гонимые бичом Господним.

Задавлен бедностью народ,
Но нищетою он возвышен.
Невидим глазом и неслышим
Идёт в сердцах переворот.

Когда он завершится,
Не знаю, что случится.

«Как живёшь?» «Да скриплю, — отвечает
На вопрос чей-нибудь кто-нибудь.
И ответив, он даже не чает,
Что проник в сокровенную суть.

В погибающей нашей Отчизне,
Где живущим свет белый не мил,
Засыхает само древо жизни
И протяжно скрипит на весь мир.

ВЕТЕР ПЕРЕМЕН
Светлой памяти Ю.П. Кузнецова

Сдул страну и не заметил,
Будто пыль стряхнул с колен,
Сильный ветер, злобный ветер,
Жуткий ветер перемен.

По развалинам порыскал
И поспать улёгся в ров;
Чем-то тёплым нас обрызгал
И солёным. Боже, кровь.

Век грядущий дик и мрачен,
Как волчицы старой зев,
Но его мы одурачим,
Раньше срока умерев.

Она всех любит без разбора,
То право свыше ей дано.
Святого старца или вора
Ей принесут — ей всё равно.

Из трав и снега её платья,
И нрав её, отнюдь, не злой,
Но кто попал в её объятья,
Тот сам становится землёй.

И вновь свободна, вновь невеста
Она, покорна и тиха,
И новое готово место
Для жениха.

* * *
Отныне все отменено,
Что было Богом нам дано
Для жизни праведной и вечной.

Где духа истины зерно?
Верней спросить: «Зачем оно
Людской толпе бесчеловечной?»

Итак, грешите, господа.
Никто за это не осудит.
Не будет страшного суда,
И воскресения не будет.

* * *
Не потому, что вдруг напился,
Но снова я не узнаю, –
Кто это горько так склонился
У входа в хижину мою?

Да это ж Родина! От пыли
Седая, в струпьях и с клюкой.
Да если б мы ее любили,
Могла бы стать она такой.

Там, где сквозь огнедышащий чад
Солнце на ночь в ущелье свалилось,
Сын погиб.
Чтоб доняньчить внучат
Мать на время живой притворилась.

* * *
Не понимаю, что творится.
Во имя благостных идей
Ложь торжествует, блуд ярится.
Махнуть рукой, как говорится?
Но как же мне потом крестится
Рукой, махнувшей на людей.

* * *
Эх, подкачу-ка я штанины,
Несите ноги, вы вольны,
Куда хотите, гражданина
Несуществующей страны.

Ну что же, нет страны, и ладно.
Выходит кончилось кино.
Зато пока еще прохладно
В бутылке терпкое вино.

А если я при всем при этом,
При всем при этом, да при том
Не стану даже и поэтом,
То точно сделаюсь шутом.

Я бубенцами стану звякать,
Глотну вина и брошусь в пляс,
Чтоб ненароком не заплакать.
Навзрыд.
Беззвучно.
Как сейчас.

* * *
Бог ли всех нас позабыл?
Злой ли дух приветил?
Были силы – нету сил,
Брошены на ветер.
И друг другу стали мы
Словно псы цепные.
«Колокольчики мои, –
Я кричу навзрыд из тьмы, –
Цветики степные!»

Воспетый и в стихах, и в пьесах,
Он, как отец к своим сынам,
Уже полвека на протезах, –
Что ни весна, – приходит к нам.

Он и страшнее, и прекрасней
Всех отмечаемых годин.
Один такой в России праздник.
И слава Богу, что один.

* * *
Что я тебя все грустью раню?
И помыкаю, как рабой?
Давай, душа, растопим баню
И всласть попаримся с тобой.

А после сходим к деду Ване,
Пусть он развеет нашу грусть.
Игрой на стареньком баяне,
Пускай порадуется Русь.

Услышав чистое, родное,
Узнав знакомы черты,
Как будто платье выходное,
Моя душа, наденешь ты.

* * *
Парк. Осень. Клены. Желтизна.
И дно фонтана в паутине
И облака, как на картине,
Стоят недвижимо. И сине
С небес нисходит тишина.

Охапку листьев соберу,
Склоняясь в поясных поклонах
Неутомимому Тому,
Кто вновь их вырежет на кленах.

* * *
У нас на хуторе, в Европе,
Пока ни стычек, ни боев.
Лишь кошка прячется в укропе,
Подстерегая воробьев.
И жизнь, и смерть походкой тихой
Идут, – тьфу, тьфу, не сглазить чтоб.
И дед Антип с усмешкой дикой
Себе сколачивает гроб.

Читайте также:
Стихи поздравления с днем рождения женщине льву

И говорит, что нет надежи
Ни на кого – все пьют в семье,
И что крещенному не гоже
Потом, как псу, лежать в земле.

Боящийся шороха мыши,
Покорный всегда, как овца.
Считающий всех себя выше.
Забывший и мать и отца.

Не ищущий истины – брода.
Прислуга на шумных пирах.
Носящий лишь званье «народа»,
Такого народа – я враг.

Прошу ни славы, ни утех,
Прошу Тебя, скорбя за брата,
Спаси мою страну от тех,
Кто распинал Тебя когда-то.

Христос, они твои враги!
Они рабы Тельца Златого, –
Ты знаешь Сам, так помоги,
Ведь Твоего довольно слова.

* * *
А вообще-то я лирик по сути:
Я писал бы о песнях дождей,
О заре на озёрной полуде,
О таинственных криках сычей.

Не даёт же мне в лирику впасть
Эта чёрная, скользкая власть,
Что так схожа с пиявкой болотной,
Присосавшейся к шее народной
И раздувшейся, сволочь, до жути.
А вообще-то я лирик по сути.

Скользнув лучами по перрону,
Закат на грязный, темный снег
Набросил тени. А ворону
Загнал на тополь на ночлег.
В багрец окрасил водостоки,
И от грехов людских далек,
Румянцем девичьим на щеки
Вокзальной шлюхи тихо лег.

* * *
У карты бывшего Союза,
С обвальным грохотом в груди
Стою. Не плачу, не молюсь я,
А просто нету сил уйти.

Я глажу горы, глажу реки,
Касаюсь пальцами морей.
Как будто закрываю веки
Несчастной Родине моей.

* * *
Я люблю эти старые хаты
С вечно ржавой пилой под стрехой.
Этот мох на крылечках горбатых
Так и тянет прижаться щекой.

Этих старых церквей полукружья
И калеку на грязном снегу.
До рыданий люблю, до удушья.
А за что, объяснить не могу.

* * *
Кто там на улице стреляет?
А то, повесив на забор,
Соседка тряпку выбивает,
Так называемый «ковер».
Его бы выбросить на свалку,
Но сука-бедность не дает,
И высоко вздымая палку,
Хозяйка бьет его и бьет.
С какой-то лихостью гусарской
Колотит тряпку все сильней.
Наверно, бедной, мнится ей,
Что сводит счеты с государством.

* * *
Такое бывает нередко:
Очнешься от праздных утех
И вздрогнешь невольно, как ветка
С которой осыпался снег.
И с душной тоскою подранка
Глядишь, как на мерзлом окне
Пустая консервная банка
Пылает в закатном огне.

* * *
Дерутся пьяные в проулке,
Мешая с матом хриплый крик.
Прижавшись к грязной штукатурке,
На остановке спит старик.

Смеется пьяная девица,
Садясь в попутный «Мерседес» –
Ее литые ягодицы
За нить подергивает бес.

На пустыре с начала мая
Идет строительство тюрьмы.
Все это жизнью называя,
Не ошибаемся ли мы.

* * *
На беду собака воет.
Сад в тумане, как в дыму.
Ум для сердца яму роет,
Сердца сеть плетет уму.
Сердце ноет от разлада,
Ум собой по горло сыт.
И туман на сучьях сада,
Как повешенный, висит.

* * *
Любил я это время суток, –
Благословенные часы!
Давясь дремотою, из будок
На дверь поглядывали псы.

Из дома выходил хозяин
И зябко кутался в тулуп.
О, незабвенный дух окраин!
О, снега скрип! О, дым из труб!

Хатенки ветхие. Сугробы.
Окошки все до одного
Глядят без зависти, без злобы.
О, время детства моего!

* * *
Стихает свист синиц и коноплянок
Натруженного дня стихает гуд,
Когда сожженных солнцем баб с делянок
Домой в прицепе тракторном везут.

Они при комиссарах и буржуях
Все с той же шелухою на губе.
Гляжу на них. Когда на них гляжу я,
Мне как-то стыдно думать о себе.

А по утрам в глазах темно.
На хате крыша вовсе села.
И вспомнить страшно, как давно
Душа её перегорела.

Но на лице от жизни той
Остался свет. Он нестираем,
Как отблеск бедности святой
На миске с выщербленным краем.

Покряхтев и поохав,
Дед отладил косу.
И шагнули мы «с Богом»
По колено в росу.

Дед столетью ровесник,
Он и тут впереди, –
Даже на спину крестик
Сбился с впалой груди.

Так и шли мы, а к полдню
Я чуть ноги волок.
И, признаюсь, не помню,
Как упал на валок.

Высоко в поднебесье
Уходил в облака
«Миг», похожий на крестик
Моего старика.

Воды и солнца тут без меры,
А сколько песен под баян
Здесь спето нами, пионерами –
Детьми рабочих и крестьян!

Поем о Родине могучей,
О добрых, доблестных делах.
И развевается над кручей
Родной с рожденья красный флаг.

В жару лежим ничком под тентом,
Бросаем камешки в овраг,
И точно знаем: президентом
Быть может враг, и только враг.

* * *
Как ликует заграница
И от счастья воет воем,
Что мы встали на колени.
А мы встали на колени –
Помолиться перед боем.

* * *
Первые сединки в волосах.
Тонкие чулки в такую стужу.
Брови словно нитки. А в глазах –
Ничего, похожего на душу.

И стоит, румянами горя,
«Сука привокзальная», «Катюха»,
«Катька-полстакана», «Катька-шлюха»,
Катя. Одноклассница моя.

Стояла летняя жара.
И мама жарила котлеты.
И я вершил свои «дела» –
Пускай кораблик из газеты.

И песня русская лилась.
Из репродуктора в прихожей.
Не знаю, чья была то власть,
Но жизнь была на жизнь похожа.

Я помню, как был дядька рад,
Когда жена родила двойню.
Сосед соседу был как брат.
Тем и живу, что это помню.

Читайте также:
Красивые стихи поздравления с днем рождения свахе

Травы пахнут так сладко,
Воздух теплый такой.
За железной оградкой –
Тишина и покой.

Как зеленая туча,
За оградкой – ветла.
И калитка скрипуча,
И скамейка тепла.

Странным кажется это,
И сомненья берут:
То ли солнцем нагрета,
То ли ангел был тут.

* * *
А он все ближе, страшный день.
Нам со стола метнут окуски,
Как будто псам. И даже тень
На землю ляжет не по-русски.

Не умирай, моя страна!
Под злобный хохот иноверца.
Не умирай! Ну, хочешь, на!

Николай Зиновьев. Новые стихи 2018 г

НИКОЛАЙ ЗИНОВЬЕВ. СТИХИ

Проснусь — и думаю о Боге.
Мурлыча, кот лежит в ногах.
Я нищ, как многие; в итоге
Мне б надо думать о деньгах.

Пытаюсь, но не получается.
Бог ближе русскому уму.
Вот потому и не кончается
Россия. Только потому!

Старушка многого не знает,
Но верит в главное она
И потому сказать дерзает:
«Уйди, изыди, сатана!»

И он послушно исчезает
Со свитой сумрачных теней.
Старушка многого не знает,
Но как завидую я ей!

Быть знаменитым некрасиво.
Б. Пастернак

Быть знаменитым страшно очень,
Иметь стальные надо нервы:
Ведь знаменосца, между прочим,
В сраженье убивают первым.

Такую он имеет мету,
К нему особый интерес.
Он пораженье иль победу
Увидеть может лишь с небес.

Мы все рабы своих грехов,
Рабы пороков всех веков.
Мир превозносит подлеца,
Блудницу, хама и лжеца,

Плевать хотел он на героя.
Так будет длиться до конца
Рабовладельческого строя.

Мне четыре года, но я грешен,
И меня вчера попутал бес:
Я во двор чужой залез
И нарвал карман черешен.

Знаю, поступил я очень плохо,
И отца подвёл, и мать, и Бога.
Жизнь свою теперь переиначу,
Зря смеётся дедушка Аким.
Мне четыре года, и я плачу…
Вы меня запомните таким.

Я наследник любви и печали
Моих предков в аду и в раю.
То не гуси в ночи прокричали —
Предки душу узнали мою.

Леденеет ночная округа,
И хрустит под ногами листва.
Я не вырвусь из этого круга, —
Круга вечной любви и родства.

И не полнись, душа моя, страхом.
И ты, сердце, не бойся: «А вдруг?»
Никогда не рассыплется прахом
Этот вечностью замкнутый круг.

Прохожу. На калитке одной
Надпись краскою: «Злая собака».
И действительно: взгляд ледяной,
Холка волчья и зубы. Однако

Отворяет калитку малыш —
Года три ему, может, чуть больше,
И верхом на собаке! О, Боже!
Мальчик, будто на кротком осле,
На цепном кобеле восседает.
Ничего он не знает о Зле,
И собака его не кусает.

Был конкурсантом, дипломантом,
Лауреатом, слыл гигантом.
Его снимали крупным планом,
А он был просто графоманом.

Другой писал в малотиражке,
Ходил в потрёпанной фуражке
И часто был нетрезв при этом,
Но настоящим был поэтом.
Типичный случай? Даже очень.
Обоих знал я, между прочим.

Творенье Божье неподсудно.
Коль так, то, надо полагать,
Нам никого нельзя ругать,
А это, чёрт возьми, так трудно.

О чём мы станем говорить?
Мы немотой себя измучим.
Кого-то честно похвалить
Язык наш лживый не приучен.

Он за словом в карман не лезет.
(Поговорка)

Чем себя я обнаружу
Как поэта? Не таю:
Я за словом лезу в душу,
Но не в чью-то, а в свою.

Это больно, очень больно,
Как свои считать грехи.
И поэтому невольно
Коротки мои стихи.

На отмели цапля с прижатой ногой —
Какое безлюдное место!
Я вдруг зарыдал, прикрываясь рукой,
Как будто здесь был ещё кто-то другой,
А может, и был, — неизвестно.

Стихи должны быть с тайным смыслом,
Чтоб строчка каждая в них жгла,
И чтобы баба с коромыслом
К колодцу с песней тихо шла,

И чтоб в них не было печали,
И чтоб печалили до слёз,
И чтоб стояли за плечами
И смерть сама, и сам Христос.

Чтоб в них и плакалось, и пелось,
И чтоб шумела в них листва,
И чтоб была в них неумелость —
Та, что превыше мастерства.

Ужасная эпоха!
За храмом строим храм,
Твердим, что верим в Бога.
Но Он не верит нам.

Нам опять угрожают, о Боже,
Это уж ни на что не похоже.
Да поймите вы все в этом мире:
У нас даже картошка в мундире.

Я, может быть, и не злодей,
Но и не Иов на гноище.
Я знаю множество людей
Душой меня намного чище.

И пусть они не пишут книг,
Но дом их выстроен на камне.
А как меня спасёт мой стих —
Не представляется пока мне.

За окном ­— то речушка, то выгон,
То мальчишка в трусишках одних.
«Кто до Н-ска, готовьтесь на выход», —
Проходя, говорит проводник.

Поезд мчится со скоростью ветра,
И нельзя повернуть его вспять.
И до Н-ска лишь семь километров.
…А до места крушения — пять.

Весенний воздух квасом кислым
Шибает в нос, и, как в бреду,
Все чувства старые и мысли
Приобретают остроту.

Поёт ручей на дне оврага,
Колотит солнце блюдца льдин.
И мне до мудрости два шага,
А до безумия — один.

Родное Слово

Сайт Астраханского регионального отделения Союза писателей России

Настоящая поэзия. Николай Зиновьев.

* * *
Я шёл по стыку двух излук,
Я шёл к себе, как к Человеку,
Печальный, как последний круг
От камня, брошенного в реку.

Читайте также:
Поздравления с днем рождения тренеру женщине в стихах

Вокруг рассеивалась мгла,
И всё яснее становилось,
Что незаслуженная милость
Есть наша жизнь, а не игра,
И уж тем более не шутка…
Вдруг рядом вылетела утка,
Стрелой свистящей из рогоза.
Довольно. Это уже проза.

ИЗ ДЕТСТВА
Спорышом заросший дворик,
Дети бегают в трусах,
В будке пёс по кличке Йорик
Со слезами на глазах.

“Деда, деда, что он плачет?” –
Взвились детские умы.
“Выдно щось такэ побачив,
Шо нэ можэм бачить мы…”

ПРИЗНАНИЕ
Я не хочу писать стихов, –
Хватает мне других грехов, –
Но не писать их не могу,
Поверьте мне, я вам не лгу.

Но, как жемчужину в горсти,
В душе желание другое
Ношу: свободу обрести
Ещё до вечного покоя…

МИРАЖ
Как мало в сердце доброты, –
Лишь на семью её хватает,
А с наступленьем темноты
Боюсь, она совсем растает.

Совсем растает, как сугроб
Весной под жаркими лучами.
Молиться надо чаще, чтоб
Не пожимать потом плечами,

Как нерадивый ученик,
Что у доски стоит, сгорая,
И умоляет со слезой
Не вызывать отца из рая…

В ПУТИ
…Свет незакатный…
…Огонь неугасимый…
Мне, сказать по правде, жутко,
Ведь пуста моя сума:
Ни отсутствия рассудка,
Ни присутствия ума.

Я иду из князей в грязь, и
Приближаюсь с каждым днём
К постиженью тайной связи
Между светом и огнём…

БЕЗ БОГА
Мы – кто моложе, кто постарше
В пылу ударного труда
Под наши бравурные марши
Шагали дружно в никуда.

Законы купли и продажи
Нас изменили навсегда,
Но с нами прежняя беда:
Идём туда же…

БЕССОННИЦА
Хочу заснуть, – не получается,
Хотя давно уже пора.
Глядит в окно луна-печальница
Сегодня так же, как вчера.

И, шевеля на окнах шторы,
Ко мне по лунному лучу
Приходят мысли, от которых
Всю жизнь избавиться хочу…

* * *
С душой происходят обычные вещи:
Она изнывает, тоскует, трепещет.
Но где-то в глубинах её, замирая,
С рожденья таится предчувствие рая…

РЕТРО
Я с этим мальчиком на фотке
Совсем не чувствую родства,
Насколько светлый он и кроткий! –
Как из другого вещества.

Я вновь и вновь смотрю на снимок,
Где мне исполнилось шесть лет, –
С него, как музыка с пластинок
Забытых, льётся тихий свет…

СВЕТ СЧАСТЛИВЫХ ДНЕЙ
Я дней счастливых не забуду,
Их, как звезды потухшей свет,
Ещё я долго видеть буду,
Хотя давно их в жизни нет.

Я воздеваю к небу руки,
Хвала Создателю за дни,
Что подарили свет. А внуки?
Увидят ли его они.

МОЛИТВА
Когда ни слёз, ни бед не счесть,
Когда душа в тисках разлада,
Господь, скажи мне, что Ты есть!
И больше ничего не надо…

* * *
Душа бессмертна, но ранима,
И это правда, как ни странно.
Ни с чем души боль не сравнима,
Когда душа – сплошная рана.

Я бег строки своей замедлю,
Когда представлю вдруг картину,
Как эта боль толкала в петлю,
Так жизнь любившую, Марину…

НА ХУТОРЕ
Заря по-прежнему багрова,
Всё так же ставней ветер бьёт,
Мычит по-прежнему корова,
Петух по-старому поёт,

Вокруг всё та же степь нагая,
Над ней всё тот же Млечный Путь,
Как будто Время, пробегая,
Здесь вдруг решило отдохнуть,

И на завалинку усевшись,
Как дед, махоркою дымит.
И чувств нахлынувшая свежесть
Меня пугает и томит…

* * *
Хотел отсрочить гибель мира,
Но понял вовремя, что мне
Такое дело не по силам,
И вот лежу лицом к стене

На прохудившейся кровати,
И чувствую в теченье дня,
Как все бойцы Небесной рати
Глядят с презреньем на меня…

* * *
Не могу, надоело бояться,
Надоело бояться всего:
И чиновника – злого паяца,
И сообщников глупых его,
Надоело бояться, поверьте,
Чуждых душ, равнодушных сердец,
Обезбоженных жизни и смерти,
И себя самого, наконец…

О СВОИХ СТИХАХ
Не могу называть это творчеством,
Сотворить ничего я не смог,
Это просто борьба с одиночеством,
Про которое знает лишь Бог.

НОКТЮРН
Мне не хватило бы терпенья,
Смотреть как жизнь в пустой возне
Увязла, если бы во сне
Не слышал ангельского пенья.

Проснувшись с мокрыми глазами
И обновлённою душой,
На этот мир, как на чужой,
Бывает, я смотрю часами…

СТАРИК
Он презирает все законы
Последних сумеречных лет.
И от него, как от иконы,
Исходит давний тихий свет.

Кто взглянет в душу его, ахнет,
И вспомнит старые слова:
“Там русский дух… там Русью пахнет!”
И совесть всё ещё жива,

Заветы живы и преданья,
И всё, что ныне не в чести,
И ни малейшего желанья
“За новым племенем брести…”

В СТЕПИ
Над полем радуга повисла, –
Я слёзы вытер кулаком.
Как не найти ни капли смысла
В великолепии таком?!

Смысл есть во всём, он скрыт, но светел, –
Я это чувствую душой.
А ум? Он лишь, как я заметил,
Души придаток небольшой…

* * *
Вспоминаются те лета:
Тополиный пух кружил,
Мир незримый, полный света,
Зримым был, и я в нём жил.

Мы носились оголтело
Средь огромных лопухов,
И не чувствовали тело,
И не ведали грехов…

Я теперь бренчу на лире,
И хоть грешен стал и стар,
Снова жить хочу в том мире,
Но он вновь незримым стал…

Стихи Николая Зиновьева о женщине

Дух России хоронят во гробе стальном,

Чтоб не вырвался

Свет Отчизны хоронят моей.

А он всё ближе, страшный день.

Нам со стола метнут окуски,

Читайте также:
Стихи любимой о верности

Как будто псам. И даже тень

На землю ляжет не по-русски…

Не умирай, моя страна!

Под злобный хохот иноверца

Не умирай! Ну, хочешь, на!

Возьми моё больное сердце.

Боящийся шороха мыши.

Покорный всегда, как овца.

Считающий всех себя выше.

Забывший и мать, и отца.

Не ищущий истины – брода.

Прислуга на шумных пирах.

Носящий лишь званье «народа».

Такого народа – я враг.

Привет, мои родные степи,

Я уходил от вас, родных.

Хотелось сбить с народа цепи,

Но сам он держится за них.

Он за сто лет так был напуган,

Что стал послушен, как овца.

Ослаб он телом, пал он духом,

И терпеливо ждёт конца.

Он клонит шею, как под игом,

Зовёт барыгу «господин»,

Но я родился в поле Диком,

А в поле воин и один.

Напрасно обновлённую Россию

Вы ищите у мэра на балу.

Она седой старухой в магазине

Буханку хлеба прячет под полу.

Но, Боже мой, куда с её сноровкой?

С руками, что работали весь век.

Увидели, конечно. И «воровкой»

Назвал её не русский человек.

Под крики шайки оголтелой

Чужих и собственных иуд,

Тебя босой, в рубахе белой

На место лобное ведут.

И старший сын указ читает,

А средний сын топор берёт,

Лишь младший сын ревмя ревёт

И ничего не понимает.

Апокалипсис в России

Когда Господь сойдёт с небес,

Он всех низвергнет в ад, карая.

И только очередь в Собес

Переведёт к воротам рая.

В так называемой глуши,

Где ходят куры по дорогам,

Я понял, кто я есть. Души

Своей ходатай перед Богом.

О ней лишь только хлопочу,

Как мать дитя своё, лелею,

И жить иначе не хочу,

Да и хотел бы – не сумею.

В преддверье Страшного суда

Поговорить в тиши о многом

Ты приезжай ко мне сюда,

Где куры ходят по дорогам.

Лето. Утро. Небо. Солнце.

Ветра нету. Тишина.

В ряске тёмное оконце –

Стрекоза то ввысь взовьётся,

То присядет на плечо.

В камышах нырок смеётся.

Ну чего тебе ещё?

Полоска хмурого рассвета,

Полоска мокрого жнивья,

Вдали насосная. А это?

А это, извините, – я.

Гляжу на спутанную клячу.

Как будто бы на жизнь саму.

Вам показалось – я не плачу,

Я знаю: это ни к чему.

В своих стихах я не пою,

А в рифму скрежещу зубами

Про жизнь ничтожную свою,

Так узнаваемую вами.

Вот потому-то этот скрежет

Смятения и злой судьбы

Вам слуха вашего не режет,

Хотя, казалось, должен бы.

Старушка с нищей пенсией

Идёт, поёт псалмы.

Ей радостно, ей весело

Среди вселенской тьмы.

В чём сила той старухи?

В Святом Великом Духе,

Что ей Господь вменил,

А нам – повременил.

Травы пахнут так сладко,

Воздух тёплый такой.

За железной оградкой –

Как зелёная туча,

За оградкой – ветла.

И калитка скрипуча,

И скамейка тепла.

Странным кажется это,

И сомненья берут:

То ли солнцем нагрета,

То ли ангел был тут.

Не понимаю, что творится.

Во имя благостных идей

Ложь торжествует, блуд ярится…

Махнуть рукой, как говорится?

Но как же мне потом креститься

Рукой, махнувшей на людей.

Деда ратная дорога

Дыбом встала, как змея…

Дед мой тем похож на Бога,

Что его не видел я.

На шляпке гильзу вынес рыжик

Из-под земли. Здесь окружён

Был взвод стрелковый из мальчишек,

Не знавших ни невест, ни жён.

Недолго длилось тут сраженье,

И за неполных полчаса

Взвод вырвался из окруженья

С клубами дыма в небеса.

. И стоит лишь поднять глаза –

Всегда здесь облако витает,

И на рассвете выпадает

Особо чистая роса.

Воспетый и в стихах, и в пьесах,

Он, как отец своим сынам,

Уже полвека на протезах,

Что ни весна, приходит к нам.

Он и страшнее, и прекрасней

Всех отмечаемых годин.

Один такой в России праздник –

И слава богу, что один.

Там, где сквозь огнедышащий чад

Солнце на ночь в ущелье свалилось,

Чтоб донянчить внучат,

Мать на время живой притворилась.

Ты просишь у Бога покоя,

И жаркой молитве вослед

Ты крестишься левой рукою,

Зажав в ней десантный берет.

И с ангельским ликом серьёзным,

Неправый свой крест сотворя,

Вздыхаешь – под городом Грозным

Осталась десница твоя.

Осталась она не в граните,

Не в бронзе, а просто сгнила.

Стоишь. И твой ангел-хранитель

Стоит за спиной. Без крыла.

Бывают дни особой силы,

Когда в теченье дня всего

Помимо «Господи, помилуй!»

Нет в мыслях больше ничего.

Стало мало русского в России.

Всё заморье к нам переползло,

Исподволь подтачивая силы,

Молча мировое сея зло.

Издаёт бесовские законы –

На костях устраивать пиры.

Отчего ж мы, русские, спокойны?

Потому что это до поры.

Из камня выжимала сок

Рука Москвы – и онемела.

И сразу нечисть налетела,

Чтоб пожирней схватить кусок.

Но вдруг все с нами вновь «на Вы» –

Прошло, исчезло онеменье.

Сильнее нет руки Москвы,

Творящей крестное знаменье.

Уйдёт беда водой в песок,

Крестись, Москва, и бесов мучай,

Но всё ж дави из камня сок

Другой рукой на всякий случай.

У карты бывшего Союза,

С обвальным грохотом в груди,

Стою. Не плачу, не молюсь я,

А просто нету сил уйти.

Я глажу горы, глажу реки,

Касаюсь пальцами морей,

Как будто закрываю веки

Несчастной Родине моей.

Стояла летняя жара.

И мама жарила котлеты.

Читайте также:
Стихи про зеленые глаза любимой

И я вершил свои «дела» –

Пускал кораблик из газеты.

И песня русская лилась

Из репродуктора в прихожей.

Не знаю, чья была то власть,

Но жизнь была на жизнь похожей.

Я помню, как был дядька рад,

Когда жена родила двойню.

Сосед соседу был как брат.

Тем и живу, что это помню.

Мы жили в большой и богатой стране,

Но въехал к нам всадник на чёрном коне,

Нашлись, кто открыли ворота ему,

И всё погрузилось в смердящую тьму.

И денно и нощно сгущается тьма,

А судьбы людские – тюрьма иль сума.

«То воля народа! То воля народа!» –

Кричат подлецы, что открыли ворота.

Однажды после пьянки

Проснёшься, сер и хмур,

В окно посмотришь: янки

На завтрак ловят кур,

Чужим гортанным смехом

И тащат на потеху

В сарай твою жену.

Взлетают крик и перья,

А у тебя с похмелья

Подняться силы нет.

Воды и солнца тут без меры,

А сколько песен под баян

Здесь спето нами, пионерами –

Детьми рабочих и крестьян!

Поём о Родине могучей,

О добрых, доблестных делах.

И развевается над кручей

Родной с рожденья красный флаг.

В жару лежим ничком под тентом,

Бросаем камешки в овраг,

И точно знаем: президентом

Быть может враг, и только враг.

Крестьяне полюшко пахали,

А кто-то пил коньяк в «Астории»,

Но нас тогда уже толкали

Ещё не в ад, но из Истории.

Как нынче прошлое поблекло!

Теперь нас тащат прямо в пекло.

Я всеми силами храню

От века нашего отсталость,

Который губит на корню

Всё, что людского в нас осталось.

И пусть нельзя остановить

Сей век игрой на жалкой лире,

Дай, Бог, хоть разум сохранить

В безумном мире.

А вообще-то я лирик по сути:

Я писал бы о песнях дождей,

О заре на озёрной полуде,

О таинственных криках сычей.

Не даёт же мне в лирику впасть

Эта чёрная, скользкая власть,

Что так схожа с пиявкой болотной,

Присосавшейся к шее народной

И раздувшейся, сволочь, до жути.

А вообще-то я лирик по сути.

Мне любого знамени дороже

Над хатёнкой бабкиной дымок,

Пахнущий квашнёю и порошей,

Вьющийся вдоль всех моих дорог.

Пусть звучат любые укоризны,

Страстью и пристрастием греша.

Только духом Бога и Отчизны

Вечна преисполнена душа.

Кожа рук темней ковриги.

В нитку стёртое кольцо.

Как страница старой книги,

– Есть ли дети, внуки? – Что вы? –

Потемнела морщью лба:

– Я из девок да во вдовы.

Вот и вся моя судьба.

Когда детям, что было, отдам,

Ветер вечности в уши засвищет,

По святым я отправлюсь местам –

По заброшенным сельским кладбищам.

Там, где корни берёз проросли

Сквозь глазницы и клетки грудные

Тех, кто воз государства везли.

Я один помяну вас, родные…

Как-то утром у трактира

(А в кармане ни гроша)

С вездесущим князем мира

Хмурый встретился Левша.

Обнял князь Левшу за плечи:

– Друг! Зайдём? За всё плачу!

Подковать блоху полегче,

Чем ответить: – Не хочу.

И зашли они. И вышли

На бровях – во всей красе.

Был Левша наказан свыше:

Стал правшою, как и все.

Первые сединки в волосах.

Тонкие чулки в такую стужу.

Брови словно нитки. А в глазах –

Ничего, похожего на душу.

И стоит, румянами горя,

«Сука привокзальная», «Катюха»,

Катя. Одноклассница моя.

Отныне всё отменено,

Что было Богом нам дано

Для жизни праведной и вечной.

Где Духа Истины зерно?

Верней спросить: зачем оно

Людской толпе бесчеловечной?

Итак, грешите, господа!

Никто за это не осудит.

Не будет Страшного суда.

. И Воскресения не будет.

Меня учили: «Люди – братья,

И ты им верь всегда, везде. »

Я вскинул руки для объятья

И оказался на кресте.

Но я с тех пор об этом «чуде»

Стараюсь всё-таки забыть.

Ведь как ни злы, ни лживы люди,

Мне больше некого любить.

Солнце встало. Как и надо,

С матом лезет на леса.

А прораб, слюнявя чёлку,

Плотью чуя блудный гон,

Тащит в вахтовый вагон.

Истопник глядит и злится,

И от зависти томится, –

Тлеет «Прима» на губе,

А в котле смола курится.

Глянь, Господь, что тут творится.

Это строят Храм Тебе.

Ничего о себе не оставила,

Говорю я тебе не в укор.

Сердце дрогнуть, прощаясь, заставила,

И тоскует оно до сих пор.

Жизнь с годами щедрее на грубости.

Как дела? Говорю: ни-че-го.

И, шалея от собственной глупости,

Возвращения жду твоего.

Мы шли послушно к торжеству

Идей марксизма, пели оды,

Но кабанов все эти годы

Всегда кололи к Рождеству.

Река и тихий вечер летний.

И только там лишь плеск волны,

Где загорелые, как негры,

Таскают бредень пацаны.

Где солнце плавает в рогозе,

Где в тёплом иле замер сом…

Прозрачным крылышком стрекозьем

Печать бессмертия на всём.

Беда, надеюсь, всем известна:
Пред нами вновь разверзлась бездна,
И нас толкнут в неё вот-вот.
Но закричать в сей миг: « Свобода! »
Среди безмолвного народа
Всегда найдётся идиот.

Восходит день, как в кадке тесто.
Выходят бабы на мостки,
А у реки цветет «невеста»,
Роняя в воду лепестки.

А я шагаю вслед за стадом,
Кнутом стреляя в белый свет.
Мне в жизни большего не надо
На пять иль шесть ближайших лет.

На гребле ива ветви клонит,
Дед Афанасий вдалеке
Плывёт на лодке по реке,
В которой он потом утонет.

Читайте также:
Стихи посвященные Пушкиным своей жене

Но это в будущем, а ныне,
Кнутом стреляя в белый свет,
С репьём на порванной штанине
Бреду босой за стадом вслед.

Что будет дальше, я не знаю.
( В котомке сало, лук, яйцо).
Я в белый свет кнутом стреляю,
Я в этот мир в упор стреляю,
А он смеётся мне в лицо.

«Права человека! Свобода!»

Ещё продолжают кричать

С экрана. Но мненье народа

Печатно нельзя передать.

Блаженны Вы в краю неблизком,
Где не летают мины с визгом
И где не рушатся дома.
Вий, говорящий на английском,
Вас, без сомненья б, свёл с ума.

Пусть кулачки от злости сжаты,
Пусть грязи на меня ушаты
Ты льёшь, но я сказать хочу:
Зачем тебя, сестрёнка, Штаты
Так нежно треплют по плечу.

И чтобы там ни голосили,
Поймёт любой, коль не дурак:
На самом деле, у России
И Украины – общий враг.

Россия! Матушка! Держава!
Прошу ответь, не хмурь бровей:
Зачем ты столько нарожала
Неблагодарных сыновей?

Всегда в народе есть народец,
Который, правду говорю,
Исподтишка плюет в колодец
И ненавидит мать свою.

Но всё итожит воля Божья:
Как ни была бы тьма густа,
Мы все сойдёмся у подножья
Животворящего Креста.

ПАМЯТИ ЮРИЯ КУЗНЕЦОВА

Ходил он барином в халате,
Он мог, махнув на полстраны
Рукой, сказать негромко: «Лайте,
На то вы сукины сыны».

В тот день, когда его не стало,
Когда лик стал белее мела,
Повсюду снова заблистало
То, что при нём блистать не смело.

Сердце ноет. Время мчится.
Мать с утра печёт блины.
Не могу я научиться
Много лет уже молиться
За врагов моей страны.

По ночам мне снятся старцы, –
Не могу припомнить всех, –
Говорят они: «Сквозь пальцы
Смотрит Бог на этот грех.
Если мы тебе явились,
Значит, нет в тебе вины.
Мы и сами не молились
За врагов своей страны».

Стихи должны быть с тайным смыслом,
Чтоб строчка каждая в них жгла
И чтобы баба с коромыслом
К колодцу с песней тихо шла.

И чтоб в них не было печали,
И чтоб печалили до слёз,
И чтоб стояли за плечами
И смерть сама, и Сам Христос.

Чтоб в них и плакалось и пелось,
И чтоб шумела в них листва,
И чтоб была в них неумелость –
Та, что превыше мастерства.

Я ощущаю иногда,
Что становлюсь с собою дружен,
Что улетает ум туда,
Где никогда он не был нужен.

Там всё к отплытию готово,
Окончен бал и прерван пир,
И простотой Креста Христова
Весь многосложный дышит мир.

Материально обеспечен:
В дождливый день хожу в плаще.
В случайных связях не замечен
И не заметен вообще.

Безволен также, как безвластен.
Не ангел, но и не злодей.
Женат. Имею двух детей.
К спасенью мира не причастен.

Вологодский литератор

Николай Зиновьев «И ВСЁ-ТАКИ ДУША…» (Из новых стихов)

“Чужая душа – потёмки”
И своя душа – потёмки,
Не дошёл к ней свет небес.
Глупо думать, что потомки
К ней проявят интерес.

Но пишу, пишу стихи я –
Без названья, без числа.
Ведь Поэзия – стихия:
Подхватила, понесла…
23 апреля 2019 г.

ПЕЙЗАЖ С ВОПРОСОМ
В пруду русалка утопилась,
За тучу спряталась луна,
И тьма на землю опустилась, –
В чём сердце тут же усомнилось:

“А поднималась ли она
Хотя б когда-нибудь с Земли
Со дня изгнания из рая
Адама с Евой – вот вопрос?”
24 апреля 2019 г.

* * *
“ …но точно знаю, что вернусь”.
Игорь Тальков
Когда уйду, – словно растаю, –
Туда, куда не ходит почта,
Вернусь ли снова к вам, не знаю,
Но вы ко мне придёте точно.
6 мая 2019 г.

ВОПРОС
Что, Муза, смотришь зло и косо,
Как воробей из-под стрехи?
Мы оба мучимы вопросом:
Зачем стране нужны стихи,
Когда она летит с откоса?

Но пишем, пишем, тем не менее,
Не поднимая головы.
Кто нам приносит вдохновение?
Посланник света? Вестник тьмы.
6 мая 2019 г.

ДУША ПОЭТА
Она, как прочие, на вид,
В ней больше доброго, чем злого,
Но круглосуточно болит,
И постоянно просит Слова.

Она своя в стране теней,
Живёт и будущим, и прошлым.
Уму главенствовать над ней
Не представляется возможным.
13 мая 2019 г.

ПАМЯТИ ПОЭТА
Он выпадал всегда из кадра,
Перегибал частенько палку,
И посещению театра
Предпочитал всегда рыбалку.

За молчаливо-дикий нрав
Его назвали “карасём”.
Он был, конечно, в чём-то прав.
Теперь он прав уже во всём…
15 мая 2019 г.

* * *
О том, что делают “верхи”,
Уже слагают басни,
Но и мои, увы, грехи
Стране не безопасны.

Ведь, несмотря на “мелкоту”,
Они с другими тоже
Отчизну тянут в темноту,
И всё сильней, похоже…

Луч солнца купол золотит,
Летят молитвы тесно,
Но сколько к Богу долетит,
Кому из нас известно.
16 мая 2019 г.

НАДЕЖДА
Пишу я коряво и нудно,
В Поэзии полный невежда,
Но как мне ни грустно, ни трудно,
Всегда остаётся надежда,
Что всё же с весенним рассветом,
Когда ещё тени длинны,
Проснусь я однажды поэтом
Великой, могучей страны…
17 мая 2019 г.

ВЕРСИЯ
Я в детстве думал, что созвездия,
Сияющие надо мной –
Не что иное, как отверстия
В непостижимый мир иной.

И лился свет сквозь те отверстия,
Он убивал тоску и страх…
Мне очень жаль, что эта версия
С годами потерпела крах.
25 мая 2019 г.

НА КУХНЕ
Мир возродится или рухнет
В незримый ров небытия?
Об этом думали на кухне
Я и бессонница моя.

Читайте также:
Стихи поздравления с днем рождения Зинаиде

Молчали чашки и тарелки,
Как будто знали наперёд,
Что и когда произойдёт.
Огонь из газовой горелки
Всю ночь насвистывал фокстрот…
26 мая 2019 г.

* * *
Будь проклят ветер перемен
А вместе с ним и смена курса!
Процесс “вставания с колен”
Неимоверно затянулся.

О, как мне стыдно пред Отцом,
За наши бравурные крики,
Что не ударим в грязь лицом, –
Ведь мы давно уже безлики.
27 мая 2019 г.

ЭЛЕГИЯ
Ни в чём я не был оголтелым
В далёкой юности, хотя
Я был, конечно, не дитя
И ни душою, и ни телом.

Таким я, впрочем, и остался,
За исключеньем мелочей:
Стал избегать пустых речей,
С мечтами глупыми расстался,
И полюбил под крик сычей
В саду весенней ночью лунной
Встречаться с Музой вечно юной,
Сидеть с ней рядом на скамье,
Забыв о доме, о семье,
Как будто я не на земле
Уже…
28 мая 2019 г.

* * *
Нагая женщина идёт,
На камни острые ступая,
А тропка рядом, вот же, вот!
И вдруг я понял, идиот:
Ведь это ж – Страсть. Она слепая.
29 мая 2019 г.

* * *
С.Зубареву
Вот колбаска, вот салатики.
Выпьем, вспомним о былом.
Ах, как славно! Две Галактики
За одним сидят столом.

Неплохой, скажу вам, видик.
Вспомним всех и всех простим.
Хорошо нам! И пусть критик
Ухмыляется, чёрт с ним.
29 мая 2019 г.

* * *
Погряз в грехах я, как в трясине,
А всё туда же: о России
Кричу: “Ограбили! Распяли!
Спасать! Спасать!” Не от себя ли?

Да-да, от труса и глупца,
В душе жирующих привольно.
Хоть признаваться в этом больно,
Быть надо честным до конца.
30 мая 2019 г.

ПРЕДЧУВСТВИЕ
О, далёкие годы мои!
Жизни даль, как в тумане, таилась.
В ожидании женской любви
Замирала душа и томилась.

Я не знал, что лишь встречу её, –
Уплывёт из души светлый образ,
Мой счастливый закончится возраст,
И начнётся мученье моё…

…Жизнь к закату скатилась уже,
В ожидании полной свободы
Снятся сны утомлённой душе
Про далёкие годы,
Про далёкие годы свои,
Где грядущее в дымке таилось,
И в предчувствии женской любви
Изнывала она и томилась…
1 июня 2019 г.

И СНОВА О НЁМ
Он не сторонник мятежей,
Восстаний, революций, путчей.
Из царства лилий и ужей
Приехал он верхом на туче.

Душа его не так чиста,
Как у ребёнка иль Христа,
Но он добра и света вестник,
Он тайных сил небесных крестник.

Зачем же мы его с моста
Решили в реку бросить, люди?!
О самом главном в жизни чуде
Он не успел нам рассказать…

А мы опять в потёмках серых,
Сутулясь, по своим домам
Все разбрелись…
4 июня 2019 г.

ЭКСПРОМТ
То в цвету рябина за окном,
То вовсю в глаза алеет гроздьями,
То горит в наряде золотом,
То в снегу она блестит под звёздами…

И куда ж вместе с домом я мчусь
По рябиновой этой “аллее”.
4 июня 2019 г.

СТРАННОЕ ВОСПОМИНАНИЕ
Вижу лошадь хромую
Без седла и без пут.
Через луг напрямую
Папа с мамой идут.

То, что лошадь хромая,
То, что близок рассвет
Вижу я, понимая,
Что меня ещё нет.
4 июня 2019 г.

БЕЛОГВАРДЕЙСКИЙ РОМАНС
Здесь каждый день проходит мимо.
Ведь это чудо, господа:
Душа от тела отделима,
А от Отчизны – никогда.

Вот кошка прячется в укропе,
Глядит из памяти моей…
В какой-нибудь дыре в Европе
Мы проведём остаток дней.

А пуле-дуре снова снится
Одно и то же: мой висок.
Пора со смертью объясниться,
И белой птицей – на восток.

Вперёд! Над Альпами, над Ниццей,
В Россию страшных перемен.
Кто из чекистов в белой птице
Узнает душу князя N.
4 июня 2019 г.

* * *
Не каждый день проходит мимо,
Есть дни особенные, в них, –
Как говорили раньше мило, –
Я вижу свет очей твоих.

В такие дни, как по привычке,
Я прихожу всегда сюда,
Где свист протяжный электрички
Такой же самый, к а к т о г д а…
7 июня 2019 г.

НА ВЫНОС ЗНАМЕНИ
Выносят знамя, но былого
Волненья нет в моей груди.
Так много грустного и злого
Душа узрела впереди,
Что жизнью сердца дорожа,
Молчит безсмертная душа…
8 июня 2019 г.

ДЕТСКОЕ
Громыхнуло из тучи,
Дождь полился косой.
Сразу вспомнился Тютчев
Со своею грозой.

О, какой он трескучий,
Этот утренний гром!
Словно в чаще дремучей
Лось бежит напролом…
9 июня 2019 г.

В СТЕПИ
На кучевые облака
Смотрю так пристально и долго,
Что вижу крылья ветряка
И пыль станичного просёлка,
Коня ведёт к реке казак,
По шелковистой шее гладит,
Шипит на мальчика гусак,
А мальчик этот – мой прапрадед…
13 июня 2019 г.

ДУША
Она порою так темна,
Что обладатель её в страхе
Не смотрит в сторону окна,
И воротник рвёт на рубахе…

Но вот душа, увидев свет,
Летит к Причастью лёгкой тенью,
И ничего в ней больше нет
Не подлежащего прощенью.
9 июня 2019 г.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: